Спасский женский монастырь, г. Кобрин

Ответы Игумении. Часть 3-я

Игумения Евфросиния ответила на вопросы, поступившие в монастырские группы в соцсетях. Часть 3-я

Ирина: Слышала, что в войну и в годы гонений на Церковь были монахини в миру. Кто все же были эти женщины: мирянки, живущие по уставу монастыря или монахини, ушедшие в мир?

Лучшим из способов восхождения человека к Богу и единения с Ним святитель Василий Великий считал именно общежительное монашество, как основанное на евангельском духе и принципах любви к ближнему, твердого духовного руководства, на братских поддержке и помощи, взаимном назидании и научении.

Понятие монастыря в миру, возникшее в Русской Православной Церкви в ХХ веке под гнетом внешних обстоятельств, понятное и допустимое в то время, когда монастыри были закрыты, становится небесспорным во времена, когда гонения на Церковь прекратились.

Да, в советское время, когда монастырей были единицы, поступить в них было почти невозможно, верующие преследовались. Более того, оставшиеся немногочисленные действующие обители власти старались упразднить и закрыть. Игумениям запрещалось прописывать новых сестер. В первые годы после октябрьского переворота, когда последовало массовое закрытие монастырей, монашествующие рассеялись, кто куда мог. Кому-то удавалось маленькой общиной в несколько человек поселиться вблизи от упраздненной обители, кто-то жил один, кто-то отправился в лагерь… Но без окормления, т.е. без духовного руководства, никто не оставался. Велась переписка с духовниками, старцами, игумениями, старшими сестрами. Ездили на встречи друг с другом за тысячи километров. В будничной жизни старались максимально возможно придерживаться монастырского устава, или же старшими назначалось иное, приемлемое для сложившихся обстоятельств, правило. В любом случае, по своеволию, что противно монашеству, никто не жил. Тем более тайных постригов никто просто так не совершал. Если духовник видел внутреннюю готовность человека к постригу и к дальнейшей жизни в условиях преследования, то давал благословение.

Сейчас очень много литературы о верующих во времена гонений. Приходите к нам в монастырскую библиотеку, и мы обязательно что-нибудь для вас подберем.

К слову, вот что говорил еще в 20-х годах ХХ века известный подвижник митрополит Мануил (Лемешевский, +1968), отрицательно смотревший на монашество в миру: «Многие из стремящихся к монашеству в миру спрашивают меня часто, могут ли они рассчитывать на постриг, хотя бы в малый рясофор. Напоминательно отвечаю им: при современных условиях жизни нашей к чему брать на себя еще новую тяжесть сугубой ответственности за даваемые при постригах обещания и обеты, и нравственные обязательства? Как говорят современные старцы, удались в пустыню своего сердца – и благо ти будет; совершай пустынножитие среди людей и соблазнов мира и благоустрояй мир среди смятений мира сего – и сугубую милость Божию получишь за сие. К чему в таком случае все эти одежды черные и обязательства молитвенные, когда мы основного сего не сумеем приобрести? Поэтому старайся навыкнуть к молчанию уст, мыслей и сердца чрез постоянную борьбу твою с искушениями врага рода человеческого. Молчание породит смирение и сознание своей греховности и недостоинства перед очами Божиими и даст тебе нравственную силу на дальнейшую борьбу за осуществление того мира душевного, который приобретается нами годами борьбы с самим собою»…

  • Степан: Какое значение имеет монашество в Христовой Церкви?

Своим образцом монашеское общежитие имеет первохристианскую иерусалимскую общину, жившую, как повествуется в Священном Писании (Деян. 4, 32-35), в единодушии и единомыслии под руководством святых апостолов, все потребное для жизни имевшую в общем пользовании.

«Вы есть соль земли», – сказано в Евангелии от Матфея (5-13). Этими словами Христос, по толкованию свт. Иоанна Златоуста, говорит своим последователям, что учение, которое им поручается, должно относиться не только к их собственной жизни, но и ко всей вселенной, помраченной от грехов. Поэтому Он и требует от Своих учеников таких добродетелей, которые, как соль, служили бы неким сдерживающим фактором, были бы особенно необходимы и полезны к исправлению других. В самом деле, кто кроток, тих, милостив и праведен, тот не для себя только одного творит добрые дела, но старается эти благие источники добра излить на пользу других.

Эту параллель: христиане – соль мира, – можно провести и в отношении монашества в Церкви. В этой взаимосвязи и распознается особое значение монашества для Церкви Христовой. Оказывается, монах не ради себя избирает этот тернистый и полный искушений путь. От нажитого им духовного богатства смогут питаться очень многие. В первую очередь от посильного примера жизни монаха, всего себя посвятившего служению Богу и людям.

Но главное предназначение монашества, думаю, все же не в этом. Молитва за ближних и дальних, за «ненавидящих и обидящих», за весь «мир, лежащий во зле», –вот главное дело монаха.

  • Наталья: Что означают символы и буквы на иконе Божьей Матери «Скоропослушница»?

 В верхней части иконы над нимбом Богородицы находится общепринятое сокращение слов «Матерь Божия» на греческом языке: Μρ Θύ.

У нимба Богомладенца указаны буквы «ICXC», т.е Иисус Христос.

На самом нимбе Спасителя расположены три буквы: O, ω, N, означающие «Сущий».

Слева возле Божией Матери написано по-гречески «И Γοργοεπήκοος» (Горгоэпикоос), что по-русски означает: «Скоропослушница».

В правом нижнем углу на иконе тоже по-гречески указано место написания самого образа: «Άγιο Όρος» (Агио Орос), т.е. «Святая Гора».

  • Наталья: На правой стене от входа в домовую церковь в верхнем ряду размещены три, на вид очень старые, иконы. Интересно было бы узнать – что это за иконы и историю их появления в монастыре.

Вероятно, речь идет об иконах Божией Матери «Троеручица», «Тихвинская» и образе великомученика и целителя Пантелеимона.

Первую из перечисленных в обитель пожертвовал человек, пожелавший остаться неизвестным. Только пояснил, что этот образ написан в технике т.н. ветковского письма.

Остальные две были подарены мне р.Б. Галиной. Она в свое время возглавляла один из отделов в администрации авиакомпании «Белавиа», и мне, по роду моей деятельности в Минской митрополии, доводилось с ней достаточно часто общаться. Причем не один год это происходило исключительно по телефону. Виделись мы всего один раз. Но, тем не менее, даже такое общение способствовало некоему сближению душ.

После моего переезда на послушание в Брест наши контакты продолжались. Вскоре у Галины диагностировали онкологическое заболевание. Этот крест она несла с удивительным смиренномудрием, ее рассуждения во время болезни свидетельствовали о необычайной силе духа и крепкой вере, она даже сама утешала других, чтобы сильно не переживали из-за ее недуга. Родных у нее, кроме семьи брата, не было. В один из моих приездов домой, в Минск, Галина попросила навестить ее. Я приехала, и вот тогда-то она и подарила мне на молитвенную память два этих образа. Вторая встреча оказалась последней. В 2008 году она умерла.

Будучи направленной на послушание в Кобринский монастырь, я передала эти иконы в дар возрождаемой обители. И теперь не только в моем помяннике, но и за каждым богослужением монастыря совершается поминовение рабы Божией Галины.

Прошу и тех, кто читает эти строки, вздохнуть о упокоении души этого чудесного, светлого человека.

  • Елена: Отличается ли духовная жизнь в монастыре от духовной жизни в простом храме? Все говорят, что у вас в монастыре особая атмосфера. Как по-вашему, кто создает ее: сестры обители или прихожане?

Духовная жизнь человека складывается из многих составляющих. Одно из них – это участие в богослужении. В каком именно храме молиться — личный выбор каждого.

В монастыре вся жизнь построена вокруг молитвенного делания. Устав, сам уклад монастырской жизни — всё способствует более глубокому молитвенному настрою. День в обители начинается и заканчивается совместным монашеским правилом. В течении суток совершается непрерывное чтение псалтири с поминовением живых и усопших. Сестры совершают свое келейное молитвенное правило, участвуют в уставных богослужениях. Возможно, это и привлекает наших прихожан. К тому же немаловажно, с каким настроем сам человек приходит в монастырь.

Поэтому мне думается, что эту особую атмосферу создаем мы вместе: тон задают сестры, а подхватывают прихожане.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх